aflitunov

aflitunov 7 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Научный прогноз о человечестве


Автор вполне отдаёт отчёт о присутствии небезосновательной иронии при фразе «научный прогноз»: он отличается от гадания на кофейной гуще тем, что гадание иногда сбывается.

До моих работ по математическим методам прогнозирования доминировал, в основном, один метод экстраполяции, имманентно предполагающий описание процесса некой усреднённой гладкой функцией. Затем ситуация несколько усложнилась, когда стали обращать внимание на нестандартные особенности поведения некоторых функций в критических диапазонах: помимо асимптотик появились режимы возникновения ветвлений, колебаний, схождения, притяжения (чисто математического), дивергенции, закручивания и т.п. Мы же предложили методы анализа и экстраполяции не самой функции, а её особенностей, например, тех же ветвлений с переходом в хаос, которые могут описываться рядами, производными от последовательности чисел типа Фибоначчи. На удивление эти модели оказались адекватными при описании исторических событий, судеб правивших династий, демографических процессов. Не могут не удивлять своей действенностью сбывшиеся ныне удивительные древние прогнозы (например, о судьбах Китая, Ближнего Востока, о природе планеты и т. п.). Классической работой в прояснении воздействия эффекта прогнозов остаётся работа Цицерона «О дивинации». Разумеется, мы здесь не берём в учёт ненаучные предсказания, такие как у Неро, Нострадамуса, Ванги, когда не указываются место и время события (ясно, что когда-нибудь и где-нибудь такое событие случится и предсказание полностью оправдается, - только использовать это на практике невозможно). Чтобы прогноз стал научно обоснованным, важно заметить главные долгоиграющие тенденции, закономерности, возможные ветви динамики процесса. Концентрируясь на судьбе человечества, мы должны заметить, что, в отличие от динамики иных биопопуляций, в основании процесса лежат закономерности познания. Поэтому в основание исследования мы должны положить прежде всего динамику фундаментального знания, динамику выдающихся научных открытий. Это задаст фоновую математическую модель. В кратчайшем изложении я лишь перечислю основные взлёты (максимумы амплитуды волны): Древний Египет и Месопотамия в третьем тысячелетии до н. э., Китай, Древняя Греция, Парфия в первом тысячелетии до н. э., далее целесообразно выделить центры: Александрийский Мусейон, Багдадский Дом Мудрости, университет в Кордобе, Платоновская академия Медичи, Французская академия Ришелье, Европейское просвещение и наука (Нидерланды, Англия, Франция, Германия и т.п.), в ХХ веке добавляются США, СССР, Япония, Канада, страны Юго-Восточной Азии. В математическом виде это можно представить в виде синусоиды с сокращающимся периодом, умноженной на полином или экспоненту в полиномиальной степени. На этот фон накладывается волна освоения, структурного доминирования и динамики потребления энергетических ресурсов. Наиболее интенсивными и быстрыми стали процессы после Второй мировой войны. И тут появились новые ветви и слои:

биотехнологическая и техномедицинская наука и индустрия, компьютерно-роботизирующая индустрия и информационно-интеллектуальные технологии. У каждого из этих составляющих свои особенности и довольно удивительные ритмы. И вот на этих волнах базируются волны экономико-финансового и социо-культурных слоёв. И конечно же, на самой вершине переливаются волны политической власти. «Первичность принадлежит материальному основанию, но примат, первенство принадлежит политике». Провести точные расчёты в нелинейной динамике суперпозиции, сложения волновых слоёв практически невозможно, но уловить качественную картину и доминирующие тенденции можно. И вот как пример покажем, к каким моделям пришло человечество и куда может оно пойти в ближайшее время в конечном политическом выражении.

В силу перечисленных выше опорных волновых слоёв все страны пришли к размыванию и истончению среднего класса в виду его будущей ненужности и дальнейшей замены роботами.

В образовании и науке резко выделяются и отделяются друг от друга крайне востребованный тонкий слой гениев, талантов и огромная масса совершенно фоновых «специалистов», которые могут быть лишь временно востребованы в сфере некоторых услуг и составляют «резервную армию труда» (безработных).

В целом основные тенденции направлены на выделение правящей элиты, олигархического клана в каждой стране, выделение научно-технократической элиты в планетарном масштабе и огромных 

масс потребителей товаров, услуг и социо-культурных мероприятий. Всевозможные выборы и демократического вида политические пристройки и надстройки постепенно разоблачаются, обнажая  свою фасадно-комуфлирующую сущность, поскольку  государственная власть, по своему определению, не может обойтись без возвышающей её идеологической лжи, без подковёрной борьбы, без насилия, преступлений, присвоения и передела материальных благ. Брать высшей власти огонь на себя весьма рискованно: информационные массовые каналы легко могут направить гнев масс на правящую политическую группу. Поэтому западные страны переводят  огонь на судебные и правоохранительные системы. Благо, если эти системы хоть как-то функционируют. Чаще всего эти системы коррумпированы и недееспособны в необходимой для власти мере. Руководители этих систем назначаются властью. Поэтому нынешний политический строй в большинстве стран следует называть судебной тиранией. Даже в такой цивилизованной стране, как Испания, результат всенародного референдума в крупнейшей Каталонии отменяется кучкой судей так называемого конституционного суда, назначенных сверху той же правящей элитой. Страны традиционной восточной деспотии и тирании отличаются лишь тем, что там роль верховного арбитра играет сам тиран или небольшая назначенная им кучка. Однако надо понимать, что режим судебной тирании и судебное законодательство в ходе массовых протестов неизбежно будет рушиться. А новое поколение будет криминализироваться и требовать передела распределения благ в свою пользу. В этих условиях так называемая цивилизованная передача власти будет затруднена. Поэтому становятся актуальными авторитет, степень харизмы, популярности, сексуальности и нравления правителя массам. Будущие правители стран, чтобы удержаться у власти, должны быть популярными, весёлыми, шутами, артистами, привлекательными, улыбающимися, вместе с тем простыми, средними, общительными, « в доску своими». Профессионалы, умники, мудрецы, гении, мыслители и серьёзные деятели  на этом поприще совсем не будут нужны. Им будет отведена роль советников и серых кардиналов. Ещё лучше, если судебные процессы и процессы управления полностью автоматизируются: против объективизации и доказательственности не попрёшь. Тогда правителю останется с лёгким сердцем быть массовиком-затейником на публике, а в душе – безжалостным тираном, властолюбцем, потре​**телем и хитрецом. Кстати, к такой модели человечество частично уже приходило в эпоху расцвета Римской империи, но тогда не доставало технологических возможностей. Теперь это осуществится в полной мере. Главная беда человечества окажется в том, что оно не успело объединиться в одну общепланетарную страну. Из-за этого и аппетитов правящих кланов в разных странах возникнут и обострятся межэтнические, межрасовые, межнациональные противоречия, что приведёт к гражданским и мировым войнам, голоду, эпидемиям и истреблению практически не нужных масс населения. Этот процесс при нынешних тенденциях и темпах займёт не более тридцати лет.

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес